Что есть молодость? Это промежуток в возрасте, определённый кем-то (по классификации Всемирной организации здоровья, молодой возраст: 25-44 лет) или внутреннее ощущение человека? Может ли человек в 60 считаться молодым, если именно так он себя и ощущает? Должен ли человек вести себя, как молодой, если внутренние ощущения подсказывают ему «остепениться» уже в 30? И, если должен, то кому, у кого он задолжал такую форму поведения и какие примерные сроки отдачи этого долга?

Мне 36. Я ощущаю себя молодым. По моим собственным критериям. Не по критериям ВОЗ, не по критериям ленты в ФБ, не по произведениям классиков или постмодернистов. (Признаюсь честно, иногда я начинаю сомневаться в своей молодости. В этом случае я обычно начинаю вставать чуть раньше, ложиться чуть позже и добавляю в свою жизнь самых разнообразных нагрузок, которые изменяют привычные ритмы сердцебиения, наполняют кровью все органы, включая прежде всего мозг. Очень скоро недуг под названием «перестал ощущать себя молодым» проходит)

Несмотря на свою пышущую энергией молодость, я являюсь счастливым обладателем (не бьющего ключом, но разлившегося океаном) опыта. Помимо моего личного опыта, который является моим нет не багажом, а ракетным двигателем, за годы жизни я пережил немало обменов опытов с другими людьми. Лет с 26-ти я всё чаще стал слышать высказываемую многими знакомыми идею о том, что в 25 (30/33/35/40/45…) уже пора перестать «работать на дядю» и обзавестись чем-то своим…

Здесь позволю себе небольшое отступление. Так уж случилось в моей жизни, что, потерпев в младших классах средней школы фиаско в сборе коллекций вкладышей от жвачек, я полностью разочаровался в своих способностях к коммерции, принял как данность, что «бизнес – это не моё» и решил искать успеха в чём-то, что не требует изначально предпринимательской жилки.

Надо сказать, что на первых порах юридическая профессия идеально подходила под выбранный путь в плане соотношения: успех, которого можно достичь, vs. навыки бизнесмена. Это я сейчас совсем по-другому оцениваю шансы юриста добиться успеха без понимания бизнеса (очень неплавно стремятся к нулю), а в самой ранней части моей молодости особых ошибок в своих размышлениях на эту тему я не наблюдал.

Теперь, мой любящий длинные качественные тексты читатель, может понять, насколько обращали меня в ужас «взвешенные» разглагольствования одногодок (или более старших товарищей) о необходимости (как можно быстрее!!) таки перестать «работать на дядю».

Ну что ж. Имея собственное дело и работая на себя, я спешу высказать своё мнение о «работе на дядю». Тем более что я уже некоторое время обдумывал данный вопрос. Обдумывал, обдумывал, и пришёл к довольно нетривиальной мысли. По моему глубокому убеждению, я сам в своей жизни ни одного дня не работал на дядю. Более того, я также не знаю ни одного человека, который(ая) работал бы на этого вымышленного персонажа. Слышал, что многие говорят, что этим занимались, но врут подлецы!

Я уверен в том, что человек всегда работает на себя и только на себя. Выполняя любую работу, человек преследует прежде всего личные интересы и решает СВОИ личные задачи. Кто-то зарабатывает на отпуск, кто-то ­– на машину. Кто-то ждёт пенсии, а кто-то возможности изменить мир, объединившись с командой единомышленников. В любом случае, какими бы ни были причины, по которым вы ходите на работу – потому что вы не можете жить без своего любимого дела, или для выплаты 20-тилетней ипотеки – вы всегда при этом работаете на себя. Даже неработающий нигде человек делает это на себя, а не потому что его уволили, ситуация в стране, нет места по профессии и проч.

Данное утверждение в равной мере подходит для СЕО крупнейших интернациональных корпораций, менеджеров среднего звена, пролетариата, рабов в Древнем Риме (каждый раб хотел получить свободу, у него была семья, желания) и узников концентрационных лагерей (они мечтали выжить, обрести свободу).

С заключёнными лагерей есть маленькое отступление. Известный австрийский психолог Виктор Франкл в своей книге «Сказать жизни „ДА“. Психолог в концлагере» описывает заключённых в нацистских лагерях смерти. Сам Франкл, будучи несколько лет узником этих лагерей и потеряв в них всю семью, смог организовать втайне от администрации оказание психологической помощи другим заключённым. Из всех типов арестантов самым худшим случаем (в том смысле, что помочь им уже никак нельзя было) являлись заключённые, которые переставал иметь желания. Они не хотели выжить, не строили планы на случай освобождения, переставали цепляться за жизнь. Они просто механически выполняли работу, пока не умирали. В данном случае мы как раз можем говорить о работе на дядю. На дядю в форме. Длительность жизни этих заключённых была крайне невелика. Равно как и их эффективность. Во всех остальных ситуациях, пока человек мечтал, пока находил возможность полюбоваться рассветом на выходе из барака, пока имел свою стратегию в общении с администрацией, пока хотел увидеть семью и близких или, например, написать книгу по психологии, человек продолжал все годы заключения работать только на себя.

Каков мой позитивный вывод? Если у вас есть желания и мечты, если у вас есть воля и смысл жизни, если вы строите планы и осуществляете их –  вы работаете на себя! Необходимо иметь смелость признаться, что вы, а не мифологический «дядя» определяете, как жить, что делать, где и как работать. Ну и за всё остальное, что у вас есть или чего у вас нет, ответственны тоже вы.

Ваш #Тараник

P.S. Есть кстати мнение, что единственный шанс поработать на дядю – это открыть собственный бизнес и нанять персонал. Именно с этого момента человек начинает жить мыслями о том, а хватит ли у него денег, чтобы заплатить зарплаты разным дядям и тётям, оплатить им (а не себе) аренду и кофе. И работа на себя отчасти превращается в работу на многих дядь и тёть… Я не разделяю и это мнение)

P.P.S. Чтобы закончить заметку на мажорной ноте, скажу, что мне по жизни крайне везло по работе не на, но с «дядями» и даже одной «тётей» (уважаемая Инна Павловна, спасибо вам огромное за науку, терпение и все выписанные тумаки!). Безграничная им благодарность. Особенная благодарность тем двум харизматичным, умным, созидательным не дядям, но мужчинам, с которыми я был счастлив и горд работать последние 12 лет!