Каждый прыщавый подросток думает, что знает, что такое любовь и страдание (и чем прыщавей, тем ближе он к правде). Он(а) влюбляется в одноклассницу(ка) и страдает целый год, аж вплоть до выпуска. Потом влюбляется ещё в кого, и цикл повторяется. Так, к окончанию вуза человек либо несчастлив и знает, что такое сердце в шрамах, либо счастлив и знает телефон венеролога.

Сколько бы ни было горькой иронии в моих словах, эта заметка пропитана страданием от неразделённой любви. Любви с первого взгляда. Любви безответной многие годы. Любви самой романтической в мире — итальянской.

Мы познакомились в далёком 2008-м в Риме. Наша встреча была мимолётна, но я запомнил её на всю жизнь. Она — стопроцентная итальянка. Взрывная, немного сумбурная, настойчивая, уверенная в себе и при этом ранимая.

При нашей первой встрече я заметил её сразу. Я вошел в небольшой ресторанчик в ста метрах по азимуту от Ватикана. Он, ресторан, расположен на одной из второстепенных улиц, и попал я сюда только потому, что мне надоели истоптанные туристические дороги. Свернув с одной из таких, я скомандовал: идём есть в одно из этих неизвестных мест. Кто же мог знать, что там я встречу её?!
DSC_1417
Она сидела прямо напротив входа. Была немного застенчива, как все итальянки. Первыми её словами, обращёнными ко мне (она заговорила первая), были pizza o pasta? Этим, на первый взгляд невинным вопросом, граничащим с развязностью, она встречала всех посетителей и одновременно скрывала под ним свою неуверенность. Эти слова врезались мне в душу на всю жизнь. Конечно же, пицца!
DSC_1420
Второй фразой был вопрос: vino o acqua? Третьей — предложенный выбор вина: bianko o roso? Она любила короткие фразы и определённость в отношениях.

Конечно же, бьянко! Не вставая со своего места, она налила графин вина и грациозно протянула его мне через стол. Это было наше первое и последнее прикосновение.

Это была любовь на всю жизнь. Самая вкусная пицца в Италии, самое культовое место в Риме!

DSC_1415
Я хранил её образ в своём сердце шесть лет! Вспоминал ту таверну, её выражение лица, с которым она выгнала нас из-за стола, рассчитанного на шестерых, и пересадила за столик на двоих. Мы были одни в этом заведении. И она всё равно не разрешила сесть за больший столик. Не женщина, а кремень!

Зайти в её таверну было для меня необходимо. Без этого я бы просто не уехал из Рима. Я нашёл её. Сейчас лето, и она пересела ближе ко входу. Она также не разрешила мне сесть за больший столик, а пересадила за тот самый одинокий. Я опять съел пиццу и выпил бокал белого вина. На десерт она опять посоветовала и принесла мне тирамису.
DSC_1417
Она не вспомнила меня. Скользнула холодным взглядом и вернулась к созерцанию улицы. Всё повторилось: пИцца, вИно, бьЯнко.

На прощание я сфотографировался с ней. Она улыбнулась, сделала вид, что рада, хотя, скорее всего, просто смеялась со своего криворукого чернолицего официанта, который не смог ровно взять фотоаппарат.
DSC_1424
Я люблю её и вернусь снова. Она будет сидеть там же и опять меня не узнает. И всё опять повторится: пИцца, вИно, бьЯнко…

Ваш #Тараник

Впереди еще много интересного. Подписывайтесь на мой блог на Facebook.